СМС

81 0 20 0

Все утро заливалась кукушка. Данилов то и дело отвлекался на птицу. Счет его жизни шел на десятки лет, а то и больше. В комнату вошла жена. Принесла Данилову кофе с лимоном.

-             Зегзица работать не дает, - пожаловался он, беря в руки блюдце с чашкой.

-             Кто? - не поняла жена.

-             Кукушка. Кукует и кукует.

-             Так это же хорошо!

-             Хорошо-то хорошо, а у меня доклад сырой.

Сегодня вечером ему предстояла поездка на научную конференцию.

-             Слышишь? - Данилов прислонил палец к губам. - Никак не уймется.

-             Так и скажи, что доклад лень дорабатывать, - улыбнулась жена. - А ты, птичка, кукуй, - повернулась она в сторону окна, - и как можно больше!

Вечером она вместе с сыном Егором проводила мужа в аэропорт. Дальше экспресса Данилов провожать запретил. Его рейс был назначен на поздний вечер и добираться обратно жене и сыну будет накладно. Поэтому, попрощавшись на вокзале, Данилов юркнул в красный поезд, а Ольга и Егор исчезли в толпе вокзала. Через полчаса Данилов уже подъезжал к аэропорту.

Последние дни Даниловы жили за городом на даче. Здесь у отца семейства лучше шла подготовка к конференции. Сегодня же Ольга и Егор отправились ночевать в городскую квартиру. Перед тем как лечь спать Ольга созвонилась с мужем. Он поведал, что вылет задерживается на два часа.

-             Как прилетишь, маякни, - попросила жена.

-             Звонить я не буду, - возразил Данилов, - ведь прилечу-то рано утром. Спите себе на здоровье.

-             Ну хоть эсэмэску сбрось. Одно слово: «Долетел».

-             Лучше три: «Долетел. Люблю. Целую».

-             Хорошо, - улыбнулась Ольга.

Она уснула быстро. А Егор долго сидел за компьютером. В игры играл. Отца дома нет, гонять не будет. «Одни игрушки на уме, - ворчал Данилов на сына, - в восемнадцать-то...»

Ольга сквозь сон слышала, как где-то вдалеке буркнул телефон. «Приземлился», - подумала она и снова провалилась в сон. 

Проснувшись, первым делом Данилова схватила телефон. Во входящих сообщениях послания от мужа не значилось. Показалось, что ли? Ольга взглянула на часы. Уже должен был прилететь на место. Может, рейс на сколько-то задержали? Она, накинув на голое тело халат, прошла на кухню. Заварила кофе. Выпила чашку, потом еще. Отчего-то на душе было не спокойно. Расколотилось сердце. Зря столько кофе выдула.

Заглянула в комнату сына. Егор спал. Опять продрыхнет до двенадцати! Мать укоризненно покачала головой. Всю ночь поди за компьютером просидел. Отца на тебя нет!

Вдоволь наплескавшись в ванне, Ольга вышла распаренная, весёлая. Егор на кухне пил крупными глотками воду из прозрачной кружки. Поставив ее в раковину, он вытер то место на лице, где могли бы уже быть усы.

-             От отца какая-то странная эсмэска пришла.

-             Какая?

-             Вот. — Он протянул матери телефон.

«Сын, постарайся быть честным человеком. Бог смотрит на нас. Люблю тебя и маму».

Ольга дважды прочитала странное сообщение.

-             Наш папа, как всегда, весьма оригинален, - Данилову вдруг немного задело, что муж не ей первой адресовал послание.

Егор зевнул.

-             Я спать.

Он прошлёпал в свою комнату и лёг в кровать. Ольга за ним.

-             Давно пришла эсэмска?

-             Там время же указано. - Егор отвернулся к стене. - В три.

В три. Ночью. Сейчас почти девять. Ориентировочно в семь он должен был прилететь. Почему в три сообщение? Если на два часа вылет задерживался, значит, около двух ночи он должен был только вылететь. Почему в три смс? В самолете нельзя пользоваться телефоном. Данилов выполняет это правило безукоризненно. Возможно, рейс еще насколько-то задержали, и в три он еще был на земле. Значит, сейчас он в полете.

-             Да не парься. — Голос Егора уже опутывался сном. - Возьми да позвони.

-             А если он еще летит, а телефон забыл выключить?

-             И че?

-             И че? - передразнила сына Ольга. - Нельзя телефоном пользоваться на борту самолета. Вдруг там что-нибудь... - Она и сама не знала, что.

-             Да ерунда это все. Как мобильники могут вмешиваться в системы самолетов?

-             Не знаю... Но при взлете и посадке точно нельзя!

-             Ладно, ладно… Ма, дай поспать.

Ольга с телефоном сына в руке прошла в гостиную. Еще раз прочла послание мужа. Включила телевизор. В девять начались новости.

«Потерпел крушение самолет российской авиакомпании...» 

 

Прошел ровно месяц. Ольга почти все время находилась на лечении в психотерапевтическом стационаре. Егор каждый день навещал мать. Она смотрела на него пустыми, лишенными цвета глазами.

— Что теперь будет? Что с нами будет?

Егор молчал. Он и сам не знал, что с ними будет. 

«Постарайся быть честным человеком...» Почему именно такое прощальное послание оставил отец? Неужели Егор заставил отца когда-либо усомниться в его честности? За исключением того, детского случая.

Егору было лет пять, не больше. Проводился чемпионат мира по хоккею. Его дядька, брат отца, заядлый болельщик, зачем-то купил в киоске медаль с изображением хоккеиста с клюшкой и повесил ее над телевизором. Наверное, думал, что эта желтая блестящая вещица принесет победу нашей сборной. Как сыграли наши и что завоевали на чемпионате, Егор и знать не знал. Но медаль его почему-то обворожила. Поначалу он думал, что возьмет ее на время, а потом принесет обратно. Спрятав в сапог, принес ее в детский сад. Детям похвастался, что медаль вручили ему как лучшему детскому хоккеисту. Дети восторженно глядели на Егора и сильно завидовали ему. Некоторые мальчишки просили подержать медаль всего минуточку, а за это предлагали на весь день свои игрушки. С медалью Егор стал самым уважаемым детсадовцем и долго не мог вернуть медаль дяде Толе. Он тщательно прятал ее в раздевалке за шкафчиком для одежды, покидая детский сад. А когда дети потеряли интерес к медали, он хотел вернуть ее, но в тот момент папа отчего-то поссорился со своим братом и они долго не ходили в гости к дяде Толе.

Пришлось Егору спрятать медаль под ванной. Бабушка на зиму убирала туда луковицы в горшках с землей. Вот в один из горшков Егор, завернув в пакетик, и упрятал свою драгоценность.

Через некоторое время медаль, разумеется, обнаружили.

— Клад! - всплеснула руками бабушка.

Егор во всем признался, но ему все равно крепко влетело от отца. С дядей Толей помирились, и когда возвращали ему медаль, он даже защищал племянника:

-             Да ей цена пол рубля! Попросил бы, я бы с радостью отдал.

Но отец оставался суровым:

-             Ты совершил кражу. Понимаешь? Это  нечестно и это очень плохо. За это ты обязан понести наказание.

Мать с отцом улетели на море без Егора, оставив сына на попечение бабушки. Егор тогда в слезах разрезал свои спасательные оранжевые нарукавники и круг. Было очень обидно. Из-за какой-то медали!

Неужели перед самой гибелью отец вспомнил об этом случае?

Егор то и дело представлял себе, как отец, понимая, что конец близок, пишет сыну послание...

«Постарайся быть честным человеком…»

 

Егор Данилов мечтал, что в будущем его проекты перевернут мир. Ему хотелось создавать программы для спутников. Или медицинское программное обеспечение, которое спасет человечество от болезней. Однако далее желаний дело не шло. Компьютерные способности у Егора зашкаливали, но, подобно мышцам, они нуждались в тренировках, в постоянном «накачивании». А для этого нужно трудиться. Зачем? Отец хорошо зарабатывал и содержал семью. Ни Егор, ни его мать ни в чем не нуждались. А вообще Данилов-младший был помешан на играх и пока что хотел стать программистом игр - «прикладником». После школы получать высшее образование он отказался напрочь.

-             Здесь нужно самообучение! - доказывал он отцу.

-             Работа программиста требует знания математики, физики, организации современных операционных систем. Поступай на факультет прикладной математики, раз уж не хочешь по моим стопам в медицинский.

-             Там дают базовые знания, а они у меня есть! К тому же работа прикладного программиста не требует знаний математики, физики и прочего. Все математические функции написаны уже системщиками, то есть системными программистами, и заложены во множество библиотек. Нам, прикладным программистам, требуется знание библиотек и платформы. Но все же! Реальные знания можно получить только самообразованием. Прикладнику необходимо знать о начинке игр — о движке, моделях, скриптах объектов и ситуаций, - сыпал Егор терминами, непонятными для медика Данилова. - А таким знаниям сейчас вообще нигде не учат.

-             И как быть?

-             Говорю же, самому все надо изучать. Через интернет, книги.

-             Ну как знаешь, - сдавался отец. — Пойдёшь в армию.

-             Ты же врач, сделай мне отмазу!

-             Ещё чего! И не подумаю!

 

Когда отца не стало, все изменилось. Никто в клюве не приносил ни попить, ни поесть. Мать оказалась совсем неприспособленной жить без отца. В последнее время она все больше раздражала Егора.

-             У тебя есть образование. Чего ты дома сидишь, не работаешь? - хлопал он дверцей пустого холодильника.

Ольга молча пила горстями таблетки. Боясь, что Егора возьмут в армию, и она совсем останется одна, Данилова договорилась с друзьями покойного мужа, и те сделали Егору липовую справку.

Никаких сбережений от погибшего не осталось. Совсем недавно купили хорошую квартиру. Ремонт на даче сделали. Автомобиль поменяли.

Теперь компьютер стал для Егора не развлечением, а способом выживания. Действительно пришлось пахать, забыв про остальные увлечения, полюбить английский...

Все это время Даниловы жили впроголодь. Закладывали, перезакладывали драгоценности в ломбард. Погрязли в кредитах. Умудрялись брать эти самые кредиты, официально не работая, под очень большие проценты. Так продолжалось больше года, пока, наконец, Егор не вырулил на хороший заказ. Потом еще. И еще. С заданиями он справлялся умело и быстро. Его имя стало известно в кругу компьютерщиков. 

В один из воскресных дней Егору позвонил незнакомый мужчина.

-             Это Алексей Яковлевич. У меня к вам очень хорошее предложение.

Егор протер глаза и посмотрел на часы. Знаете ли, это наглость звонить в восемь утра со своими предложениями.

-             Я слушаю, - как можно более бодрым и не раздраженным голосом ответил Егор.

-             Не по телефону. Через два часа в «Макдональдсе» на Охотном ряду. 

Идти никуда не хотелось. Что ещё за Алексей Яковлевич? И как Егор узнает, что это он? Номер телефона звонившего на дисплее не высветился, и Егор не мог перезвонить. Он нехотя поднялся с кровати и начал собираться на встречу.

С утра в «Макдональдсе» народу не было. Обычно здесь всегда многолюдно, даже утром. Голодные и злые туристы чуть ли не дерутся друг с другом за свободные места.

Есть совсем не хотелось. Однако Егор заказал чизбургер и кока-колу. В зал вошел человек и сразу же направился к Егору. Пока он шел к Данилову, тот успел его внимательно разглядеть. Молодой, лет так примерно двадцати семи, но уже лысоват. Одет не броско. За спиной рюкзак. В руках пакет. Он сел рядом с Егором, поздоровался. Заказал себе кофе. 

-             Вы Алексей Яковлевич?

-             Типа того.

Разговор протекал неторопливо, покуда Алексей Яковлевич не перешел к делу:

-             Мы предлагаем вам заработать хорошие деньги. - И он тут же назвал сумму, да такую, что Егор, цедивший через трубочку вторую кока-колу, поперхнулся, пару раз кашлянул.

-             И что я должен делать?

-             Нам нужна игра.

-             Таак... И все?

-             И все.

-             Особенная?

-             Скажем так, не обычная.

Алексей Яковлевич допил свой кофе и предложил пройтись по улице. Они вошли в Александровский сад через чугунные ворота, открывающие главный вход со стороны Красной площади. Столбы ограды, выполненные в виде связок ветвей и увенчанные ликторскими топориками – древнеримским символом единства и силы, в который раз привлекли внимание Егора. Вспомнились прогулки с отцом…

— Нужна игра. Военная.

— Делов-то… - с горькой иронией усмехнулся Егор.

-             Справишься.

-             Вы хоть понимаете, что это такое создать игру?

-             Нам говорили, что ты гений.

-             Над созданием серьезных игр никто не работает в одиночку, нужна целая команда профессионалов.

-             А это не серьезная игра, - прищурился Алексей Яковлевич.

-             И тем не менее, - продолжил Егор, - нужны приличные капиталовложения, к тому же создание игры - долгий творческий процесс.

-             Насчет команды ты не беспокойся. Тебе нужно будет выполнить свою часть работы. Капиталовложения — и это не твой вопрос. А насчет творческой составляющей, так ведь ты гений.

-             На разработку и создание игр уходит год. Вы готовы ждать?

-             Нет. Задание должно будет выполнено за месяц или меньше.

-             Это невозможно.

-             Я повторяю — твоя часть работы. К тому же вспомни, сколько тебе предложено.

Сумма действительна была внушительной. Егор немного помолчал.

-             Военная, говорите? А поточнее?

Егор и заказчик шли мимо могилы Неизвестного солдата.

Каждый раз, когда останавливались здесь, отец говорил, что если по каждому погибшему в Великую Отечественную молчать по минуте, то молчание продлится пятьдесят лет.

-             Кто этот неизвестный? - задумчиво сказал Егор.

-             Какой неизвестный?

-             Погибший у деревни Крюкова.

-             Сейчас не об этом, - нахмурился заказчик.

-             Тогда давайте ближе к делу.

Выслушав, Егор тотчас ответил:

-             Я не буду в этом участвовать!

-             Говорил я, время с этим сосунком только терять, - прошипел заказчик. - Тебе деньги не нужны?

-             Нужны.

-             А чего тогда выкобениваешься?

-             Я не хочу принимать участие в этом деле.

-             И почему, позволь узнать.

-             Вы и сами понимаете почему.

-             Совестливый? А где тебе столько денег еще отвалят? Скоро с квартиры съедете со своими кредитами. А мать свою ты на что лечить собрался?

Егор исподлобья взглянул на заказчика.

-             Моральная сторона вопроса нас не интересует. Нам нужна эта игра и точка. Отказываешься, найдем другого. А ты сиди в говне со своим патриотизмом. Кстати, и все твои работки мы прикроем.

-             Такие всесильные? - Егор внимательно посмотрел на Алексея Яковлевича. Нет, слов на ветер он не бросает. - А подумать можно? Я не уверен, что справлюсь.

-             До вечера. Если да, то вечером аванс — и за работу. Вечером перезвоню.

И заказчик, не попрощавшись, быстро зашагал к выходу.

Егор медленно последовал за ним. Надо было основательно подумать над предложением. Идея игры — война с когда-то союзным государством, где Россия — враг, угнетатель, захватчик. Обязательные атрибуты — жестокость, кровопролитие, издевательства, насилие. Разработка различных операций, например, поджечь здание с людьми и...

В детали Егору сейчас не хотелось углубляться. Нужно решать в целом — да или нет. Деньги очень нужны. Но...

-             Какие на хрен моральные принципы? - вдруг взбеленился Егор. - Быть всю жизнь нищебродом? Ну уж нет.

У него есть мечты, разработки, на которые нужны деньги, а тут на поесть не хватает. И далеко не все сейчас… Взять, к примеру, Камаревича. И ничего, не стыдно ему. А, между прочим, отец когда-то просто фанател от его песен. Вот тебе и новый поворот!..

Дома Егора ждала плачущая мать. Она пошла с утра в банки оплачивать кредиты.

- Куда делась сумка, ума не приложу, - рыдала она.

-             Ты дома искала? Может, взять ее с собой забыла. Такое уже случалось.

-             Нет, я в такси расплачивалась. Сумка была.

«Еще на такси раскатывает!» - злился Егор. Но на метро нельзя, сумма внушительная по кредитам за месяц. На своей машине Ольга в первый же день после больницы попала в аварию. Слава Богу, что пострадала только машина. Теперь бесполезным грузом стоит в гараже на даче. На ремонт денег нет, да и куда ее? У Егора все равно ни прав, ни желания водить машину нет.

-             Сегодня последний день платить? - устав от материнского рыдания, нервно спросил он.

-             Завтра. А потом проценты. Сам знаешь.

-             Давно говорил, давай дачу продадим.

-             А то не знаешь! Целый год продаем, за свою цену не берут, а задаром я не хочу. Да и память о твоём отце… — Данилова снова расплакалась.

-             Не реви! Лучше сумку ищи.

-             Да где ее найдешь теперь? Я ее в такси оставила. И деньги там, и документы...

Егор еле дождался вечера.

-             Согласен, - выпалил он, едва услышав голос Алексея Яковлевича. - Только мне сегодня нужен аванс.

В условленном месте деньги Егору передала симпатичная девушка. И следом за этим последовал звонок от Алексея Яковлевича.

-             Повторяю, это срочный заказ. Каждый день на счету. И еще. Аванс взял, значит, отказаться не имеешь права. А если вдруг передумаешь, возвращаешь аванс и проценты «за динамо».

-             То есть? - не понял Егор.

-             Если завтра отказываешься — десять процентов сверху, послезавтра — двадцать. Через десять дней ты нам будешь должен ту сумму, которую мы должны тебе.

«Вот сволочи!» - чуть не вырвалось у Егора. Он сжал полученный денежный сверток.

Впервые не хотелось идти к компьютеру. Успеется! Егор зашел в ближайшую от дома кафешку. Заказал водки и сока. Выпил. Еще. На душе было погано. Зато такие деньжища его ждут. Только это и успокаивало. Егор еще раз заказал выпивку. Есть, как и утром, совершенно не хотелось.  Вроде бы все решено уже, а в душе война. Ну а чего там воевать-то? Все равно десять или сколько-то там процентов отдавать не с чего. Да и кредиты, да и…

Егор махнул рукой и снова выпил.

Он продолжал пить, но, как ни странно, по-прежнему оставался трезвым. Сидеть здесь уже надоело, а домой не хотелось. Набрал номер телефона Вовки Климова, старого приятеля.

-             Данила, щас перезвоню, через пару сек.

«Занятой, тоже мне», - ухмыльнулся Егор и положил телефон перед собой.

Ровно через минуту мобильник отозвался, но не звонком, а смс.

«Вова он и в Африке Вова, позвонить вечно денег жалеет», - нахмурился Егор и нажал на кнопку, открывающую новое сообщение.

От неожиданности чуть не выронил мобильник.

На дисплее высвечивалась та последняя смс отца, которую Данилов-младший знал наизусть:

«Сын, постарайся быть честным человеком. Бог смотрит на нас. Люблю тебя и маму».

 

                                                                  Наталья Романова-Сегень

 

 

 

 

 


  • x

Комментарий

Отправить
Выполните вход в систему, чтобы ответить на пост. Вход | Регистрация

Внимание Внимание! В целях защиты правовых интересов Вас, сообщества и третьих лиц, не публикуйте любой материал, содержащий политические высказывания, порнографию, упоминание азартных игр, употребление наркотиков, а также материал, нарушающий коммерческую тайну или содержащий персональные данные пользователей. Также не предоставляйте данные от вашей учетной записи. Вы будете нести ответственность за все действия, выполняемые под вашим аккаунтом. Подробная информация: “Политика конфиденциальности..”
Если кнопка вложения недоступна, обновите Adobe Flash Player до последней версии.

My Followers

Авторизуйтесь и пользуйтесь всеми преимуществами участника!

Авторизуйтесь и пользуйтесь всеми преимуществами участника!

Вход